?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Конкурсные рассказы

У меня тут был приступ ложной скромности. Он прошел.
Выкладываю свои конкурсные рассказы.

Рассказ первый.
Ответчик.
Первое место на конкурсе "Сорваная Башня".

Ольга Златогорская
ОТВЕТЧИК
Я собирался в школу, когда позвонил Генка.
- Привет. Я хочу узнать, какая будет сегодня погода.
- Задавай вопрос, - вздохнул я.
- Будет ли сегодня днем дождь?
- Нет.
- А вечером?
- Ген, ты издеваешься?
- Ой, я нечаянно…
- Ничего. Все у тебя?
- Нет… Вот еще что. Тут один мальчишка к нам в класс хочет.
- А что за парень?
- Нормальный. На скутере гоняет…
- Ладно, возьмем. Если он не будет задавать вопросов.
- Я ему скажу…
«И не только ты скажешь», - подумал я, а вслух сказал:
- Хорошо. Давай, пока. За мной сейчас машина придет…
Генка отключился. Я спустился в гостиную.
- Доброе утро, мам. Привет, пап.
- Привет, - бодро отозвался папа, не отрываясь от огромного, во всю стену, экрана. Там шли новости. Сразу четыре канала. Прогноз погоды. Уборка урожая на Земле 2. Окончание монтажа Земли 3. И спорт. Кажется, гонки на Луне. Вернее, на трасе Луна – Земля 1. Папа сосредоточенно жевал сэндвич с натуральной говядиной.
Мама подала мне тарелку:
- Обязательно поешь. Моду взял голодным уходить. До чего себя довел! И на кого ты только похож?
Я вздохнул. Мама прошла множество тренировочных курсов по общению со мной. Но от своих привычек так и не избавилась. В груди стало тесно, пришлось ответить:
- Больше всего я похож на твоего дедушку, Анатолия Петровича. Около тринадцати процентов сходства у меня с дядей Борей. Ну и остальные примеси менее десяти процентов. Список зачитать?
- Ты меня уморишь! – рассердилась мама. – Я не это имела в виду!
Я пожал плечами. За окном коротко просигналила машина.
- Мне пора.
Я пристегнул к поясу флешку с домашними заданиями и надел наушники. Как я ненавижу эту музыку!
- Мам, ну когда сказки купишь?
- Уже заказала, скоро доставят. Надевай плотней и сделай погромче.
- У меня уши болят!
- И не спорь. Давай, тебя ждут.
Я быстро чмокнул маму в щеку и включил музыку. В голове застучали барабаны. Мама сказала еще что-то, но я уже не слышал.
Сказки привезут только на следующей неделе. На фирме какой-то сбой в заводских программах и заказы не отгружают. Но говорить об этом я не стал.
Толпа начиналась сразу у калитки. Сотни людей стояли, напирая на охрану, и что-то кричали мне. Кажется, их стало еще больше, чем вчера. Я прижал к голове наушники и нырнул в машину.
- Привет, вундеркинд, - улыбнулся мне дядя Джо.
- Привет, бодигард, - буркнул я. – Хоть бы что-нибудь новое придумал.
- Ни к чему. Из песни слов не выкинешь. Пристегнись.
Он сразу рванул вверх. Я представил, как сейчас заложило уши у людей внизу, и злорадно хмыкнул. Ничего, потерпят. Я из-за них больше терплю.
До школы было недалеко, минут десять лететь. Особенно, если делать это так, как мы – по правительственному коридору, в котором всегда пусто.
Мы сели на школьном дворе. Я снова надел наушники. Дядя Джо хлопнул меня по спине, и мы вышли из машины.
Перед школой было солнечно и пустынно. Уроки уже начались. Но я не боялся опоздать. В моем классе уроки начнутся, когда приду я.
Наушники я снял, только пройдя три кордона и усевшись за парту.
- Здравствуй, Миша.
- Здравствуйте, Анна Петровна. Привет, ребята.
Остальные уже собрались. Все восемь учеников. Они приходили пораньше. Я завидовал им.
- Давайте начнем, - сказала Анна Петровна, и я выбросил из головы мысли о несбыточном. Все равно я никогда не смогу быть как все.

***
После уроков меня опять ждала машина. Но я задержался в классе.
- Давайте быстро, ребята. По одному, ладно?
Одноклассники привычно обступили меня. И посыпались вопросы.
- У меня мама уехала, когда вернется?
- В понедельник.
- Мне обещали модель щенка, купят?
- Нет.
- Меня спросят завтра на математике?
- Да.
- Я жду важное письмо. Оно скоро придет?
- Послезавтра.
- Родители возьмут меня с собой на Мальту?
- Нет.
- Кто выиграет в лунных гонках?
- Марио Кон.
- Мою бабушку в больницу положили, что будет?
Я очень хотел соврать. Но что поделать, если я не мог! И я сказал:
- Маш, мне очень жаль…
Машка поняла мгновенно. И заплакала – молча, без всхлипов. Только слезы текли по лицу. Ребята сразу развернулись к ней, начали бормотать что-то утешающее. Генка остался стоять рядом со мной.
- Спрашивай.
- Я уже спросил утром.
- Ах, да, я и забыл… Да ладно, чего там. Спрашивай еще.
- Давно хотел одну вещь узнать… Можно ли изменить будущее? Если заранее знать, каким оно будет?
Я кивнул. На этот вопрос я мог ответить сам. Когда-то давно мне это объяснял дядя Слава. Тот, кто открыл мой дар. Или проклятье. Как посмотреть.
- Нет, Ген. Будущее уже записано, как в книге.
- Но можно же спросить про что-то и поступить наоборот! Вот ты Сереге сказал, что его спросят завтра на математике. А он возьмет и в школу не придет.
- Придет, - вздохнул я. – В этом-то все и дело.
За окном снова просигналила машина – настойчиво и длинно.
- Ладно, пока. Звони вечером, поболтаем…
И я поехал в Институт. Другие ребята побежали домой. Они гуляли, ходили в кружки и секции, смотрели телек, катались на бордах и скутерах. А я ехал работать.
Конечно, можно было не ехать. Но тогда не будет двухэтажного дома, тенистого сада и экрана во всю стену. Есть придется синтетику, на которой только написано «ароматизатор, идентичный натуральному», а вкус как у прогнившего пластика. А охрана и спецкласс останутся все равно…
В институте меня встретила женщина с милой улыбкой. Я на эту улыбку не покупался. К ней в придачу были глаза. Внимательные и холодные, как у робота. Она мучила меня уже полгода, а я даже не знал, как ее зовут.
- Здравствуй, Миша, - ласково сказала она. А глаза все те же. – Давай начнем. Сок в холодильнике.
Я кивнул и залез на высокий стул. Откинулся на широкую спинку и закрыл глаза. Сока пока не хотелось.
И началось.
- Когда запустят новую станцию «Земля 3»?
- Через полгода.
- Кто станет президентом Южного континента?
- Гонсалес Умос.
- Когда ожидать очередную эпидемию?
- Через год и три месяца.
- Что это будет за болезнь?
Я приоткрыл один глаз:
- Вы что, не знаете? Один и тот же вопрос задавать нельзя.
- Это разные вопросы, Миша.
Я снова закрыл глаза. Это пусть она роботов обманывает. А я не отвечаю на один и тот же вопрос дважды. Дело не в том, что не хочу. Просто у меня нет ответа. Это даже ребята в классе знают, только Генка забывает иногда. Его даже в мой класс не хотели брать, он какие-то тесты не прошел.
- Ну, Миша, соберись. Это очень важно.
Я разозлился. Но сдержался. Психовать было нельзя. Военные этого не любят.
- Извините, ответа не будет. Я не могу отвечать дважды на один вопрос.
- Хорошо. Это будет новая болезнь или известная науке?
- Я не знаю. У меня нет ответа.
- Миша…
- Не знаю я!
- Ладно, успокойся.
Я мстительно отвернулся. Знает, что мне нельзя нервничать. Если я быстро закончу сеанс, ей влетит.
- Кто победит на лунных гонках?
На этот вопрос я сегодня уже отвечал. Правда, ответ не запомнил. Придется поднапрячься… Жаль, что я не смотрю новости.
- Марио… этот… Кун… Нет, Кон.
- Ты уверен?
- Да, у меня сегодня уже спрашивали об этом.
- Кто?
- Одноклассник.
Она вдруг заволновалась:
- Ты сказал об этом? Ты многим рассказал?
- Все в классе слышали.
- Что теперь будет… Ты что, не понимаешь?
- Нет, - слегка растерялся я.
- На результат этих гонок сделаны ставки. Это большие деньги! А теперь все полетит кувырком! Сколько раз тебя просили не отвечать на вопросы!
Я мстительно ответил:
- Четыре тысячи семьдесят два раза.
Честно говоря, число я придумал. Она ведь ничего не спросила.
В голове начало гудеть. Наверное, еще вопросов десять я выдержу, а потом – как всегда. Дикая головная боль и горькая таблетка. Но после этого меня отпустят домой.
Я встал и открыл холодильник. Пока я наливал сок, моя мучительница кого-то вызвала по интеркому, торопливо и тихо заговорила. Вот смешная. Ведь будущее учитывает все. Даже то, что появится вот такой пацан, способный знать наперед. И все события происходят с учетом этого. Значит, все идет, как должно идти. И если кто-то потеряет большие деньги – значит, так было предрешено. И я ни при чем.
В голове гудело все сильнее. Я не хотел прислушиваться, но все-таки разобрал:
- Он просто отвратительно воспитанный мальчишка, у которого звездная болезнь!
Стакан выпал из руки. Но как он упал на пол, я уже не увидел. В глазах потемнело.
Жарко, нечем дышать… Тяжесть в теле…
Когда я открыл глаза, рядом со мной стояли двое – дядя Слава и незнакомый человек. Я почему-то сразу понял, что этот дядька будет моим новым мучителем. Они все похожи. Добрые улыбки и беспощадные глаза.
- Уберите его, - попросил я.
- Чего? – удивился дядя Слава. – Миш, успокойся.
- Не хочу с ним разговаривать, - ответил я и почувствовал, что сейчас разревусь. – Пусть он уйдет.
Дядя Слава махнул рукой, и мы остались одни.
- Ты пойми, Мишка, - мягко сказал дядя Слава и сел рядом. – У них ведь работа такая. Командование составляет им вопросы, а они задают тебе. Никто не виноват, что так получилось.
- Зачем их присылают? Давайте вы мне будете вопросы задавать?
- Ну что ты, малыш… У меня другая работа.
И тут я обиделся.
- Конечно, вам не до меня. У вас на погонах слишком большие звезды!
И снова навалилась обморочная темнота.
Второй раз я приходил в себя долго, словно выныривал с большой глубины. Открыл глаза и увидел, как дядя Слава торопливо убирает полотенце, заляпанное красным. Понятно. Кровь из носа, обычное дело.
Дядя Слава присел на край кушетки:
- Малыш, я никогда не спрашивал. Но ответь мне: ты что-то знаешь про себя?
- Да,- прошептал я.
- С тобой случится что-то плохое?
Это был второй вопрос, и мой дар молчал. А сам я мог и не отвечать. И даже соврать. Я отвернулся.
- Со всеми когда-то случается что-то плохое.
- Ты… Что-то знаешь про свою смерть?
Я смотрел в стену и глотал слезы. И мысленно благодарил свой проклятый дар. Один вопрос на одну тему. Только один.
- Но ведь для того, чтобы ты что-то узнал, тебя должны спросить?
- А она и спросила.
- Кто?
- Девчонка. Ее звали Наталка.
***
В детском саду положено днем спать. Я готовился к выпуску и считал, что многие правила уже не для меня. А ее привели первый раз. Ей, наверное, было лет пять. Она лежал в кровати, и тихо плакала. Я не мог смотреть на этот вздрагивающий под одеялом комок. Подошел и прошептал:
- Ну, что ты… Не плачь. Сначала всем плохо, а потом привыкнешь, и тебе даже понравится.
Она высунула из-под одеяла зареванную мордашку:
- Да? А если мама не придет?
- Придет. Обязательно придет.
- А ты откуда знаешь?
- Я все знаю.
Уже тогда я отвечал на вопросы, но взрослые на это не обращали внимания. Кто принимает всерьез шестилетних детей?
Я уверенно сказал:
- Вот поужинаем, начнем играть. Придет твоя мама – такая тетя, в красной куртке, волосы темные кудряшками. И скажет: «А где моя Наталка?». Тебя ведь так зовут?
Она перестала реветь.
- Ты правду говоришь?
- Я всегда говорю правду. И всегда все знаю. Так получилось.
Она распахнула глазенки:
- Все-все знаешь? И знаешь, когда ты умрешь?
Вот тогда это случилось в первый раз. Я отключился. Очнулся в медблоке. И в детский сад уже не вернулся. Меня ожидало долгое медицинское обследование, потом закрытый объект. Но все-таки после ужина я приоткрыл дверь. И дождался. Звонкий женский голос поинтересовался:
- А где моя Наталка?
Все это я сейчас рассказал дяде Славе. Всхлипывая и глотая слезы.
- Так ты не знаешь, что с тобой случится?
- Нет, - соврал я, глядя в стену. – Только дышать трудно, жарко очень. Лицо все мокрое и не вытереть – мешает шлем.
- Какой шлем?
Я понял, что проговорился. Отвернулся и замолчал.
Дядя Слава осторожно сказал:
- Я прослушал запись разговора. И понял, на какое слово ты так реагируешь. И этот шлем… Неужели ты думаешь, что мы выпустим тебя в космос? Особенно теперь, когда мы знаем, что ты там погибнешь? Не забывай, ты очень ценный сотрудник.
Взрослые иногда потрясают своей бестолковостью.
- Я видел это, понимаете? Значит, это будет. Нельзя изменить будущее.
- Мы работаем над этим.
- И как? – ядовито спросил я. – Получается?
Я знал, что не получается. Меня как раз на днях спрашивали об этом: «Чем закончатся испытания по плану «Бета?» - «Провалом»…» Считалось, что я ничего не знаю. По-моему, это глупо. Я ведь на самом деле знаю все.
- Ладно, давай заканчивать, - устало сказал дядя Слава. – Сейчас пройдешь подкрепляющие процедуры и поедешь домой.
Ага, знаю я эти процедуры. Гипноз, чтобы я все забыл. А то вдруг выболтаю государственные тайны. Только вот не действует на меня эта ерунда. Правда, я об этом никому не рассказывал.
- Пойдем.
Ладно, мне не привыкать делать стеклянные глаза. Зато сейчас меня отпустят домой.

***
Снова пришлось надеть наушники. Иначе было не пробраться от калитки до дома. Огромная толпа стояла у забора и выкрикивала свои вопросы. Хорошо, что я их не слышал. Я быстро пробежал по парку и скрылся в доме.
На столе лежал журнал. А на нем – мое лицо.
- Поздравляю, - сказал папа. – Тебя выбрали человеком года.
- Почему меня? – недовольно сказал я. – Почему не Поля или Стефана? Или Дуга? Парни с моими способностями в любой стране есть.
- Не знаю, - сказала мама. – Тут статья, интервью с разными детьми. И знаешь, многие тебе завидуют. Даже взрослые.
- Тут нечему завидовать.
- Тебе не нравится, что ты стал звездой?
- Я… Стал звездой… Нет, не надо…
Я бормотал еще что-то, а сам уже падал. Третий раз за сегодняшний день. Вернее, летел вниз. В маленькой капсуле для полетов на орбиту. На мне был скафандр, но даже через него я чувствовал, как жарко вокруг. Обшивка капсулы раскалилось, горело все, что могло гореть. Сквозь густой дым я рассмотрел, что руки и ноги у меня длинные. Значит, я совсем взрослый. Это принесло капельку облегчения.
А потом я увидел маленькую девочку. Она стояла на холме, покрытом густой травой и смотрела вверх. И кричала:
- Папка, смотри, звездочка падает! Я загадала желание! Оно сбудется?
И, несмотря ни на что, я улыбаюсь. Потому что знаю ответ.

Метки:

Comments

( 8 много ответов — ответить )
(Удалённый комментарий)
zvenit
7 июн, 2007 05:01 (UTC)
Как здорово! Голди, это правда потрясающе! Ты молодец :)
olli_wonder
8 июн, 2007 14:17 (UTC)
Ну наконец-то!
Давно пора было =)))
nelka35
5 июл, 2007 17:45 (UTC)
ого...
Вы так хорошо и сильно пишете.
спасибо...
f_defensor
16 дек, 2007 18:45 (UTC)
+1
Ты молодец! :))
centavo
2 май, 2008 06:16 (UTC)
Мнение спонтанное, родившееся уже раньше от просмотра других постов и рассказов. Не обижайся - с меня взятки гладки, это всё - внутренний голос))).
- По поводу творчества:
это пока - "не твоё". Это НЕ рождено, это сочинено - умело, со знанием "внешних" правил, по волнующему "изнутри" поводу - но в промежутке между поводом и продуктом ВИДНЫ мозги. В каком-то смысле их там должно вообще не быть. Для меня произведение - эклектично, попытка объединить некую тематику с противопоказанными ей внешними подходами. Написано на тему, в которой, возможно, присутствуют и ДРУГИЕ ценности, не "пошедшие наружу" в создании произведения.
- Если "брать быка за рога", корень проблемы - в неверии автора в себя (НЕ как в литератора, а в свои возможности УДОВЛЕТВОРИТЕЛЬНО для себя самой реализовать кое-что в практике).
rororo3000
6 сент, 2009 09:24 (UTC)
Моё нескромное мнениё)
Вау! Это лучшее, что я у тебя прочитал!!! (ну, я только сейчас сюда и забежал и это первое, что прочел)
valdimar_schor
12 сент, 2010 10:03 (UTC)
прикольно... ; goldy_trf
( 8 много ответов — ответить )